Рейтинг@Mail.ru

АШТАРХАНИДЫ

ДЖОНИБЕК-СУЛТАН — ШТАРХАНСКАЯ ДИНАСТИЯ


              Аштарханиды — Подробная история династии Аштарханидов — Историк-востоковед Хидоятов Г.М.(в сокращении)   Аль  Самарканд   Туроператор по Узбекистану.


       После смерти последнего хана  из рода Шейбанидов в 1599г. выяснилось, что среди шейбанидского дома нет личности, которая могла бы возглавить государство и удовлетворить претензии большинства эмиров узбекских племен. Поиски претендента на ханский престол привели к проживавшему в Бухаре царевичу Джанибек-султану, выходцу из Астрахани, женатому на сестре Абдуллахана и считавшемуся в связи с этим в родстве с Шейбанидами. Но Джанибек отказался. Тогда ханом провозгласили его брата, а наследником объявили третьего сына Джанибека.  Так  с 1599г. в Мавераннахре  утвердилась новая узбекская династия, получившая название  «Штарханской», т.е. – «Астраханской». У нее было и другое название – «Джаниды», от имени Джанибека, которого, несмотря на отказ, считали родоначальником династии.

       Новой династии досталось тяжелое наследство. Мавераннахр спустя 200 лет после смерти Тимура в результате опустошительных междоусобных войн, полного упадка торговли и ремесленного производства, обнищания деревни, представлял собой разоренный край, где царил застой во всех областях социальной и экономической жизни. Почти полностью прекратились внешние сношения, и древний Мавераннахр полностью замкнулся в собственном мире, где прочно утвердился религиозный фанатизм, злоупотребления власть имущих феодалов, ханжество и насилие.


 

АШТАРХАНИДЫ — РОСТ УЗБЕКСКИХ ПЛЕМЕН 

 


       Отличительной чертой истории Средней Азии с начала XVII в. является численный рост узбекских племен и родов (количество — 92), а также экономическое и политическое усиление узбекской родовой аристократии. Племена делились, увеличивались, из них выделялись новые и, в свою очередь тоже дробились. В результате за 200 лет количество узбекских племен увеличилось втрое, а численность и того более. Многие из них переходили на оседлый образ жизни и занимались земледелием и животноводством. Места их оседания получали названия по имени племени: Нукуз, Кунграт, Кыпчак, Мангыт и др.

       Вожди узбекских племен стали крупными феодальными землевладельцами. Это сделало их настолько сильными и самостоятельными, что ханы аштарханидской династии оказались практически пленниками своих вассалов. В большинстве случаев эти вожди становились независимыми наследственными правителями отдельных областей, лишь формально признавая над собой власть ханов, правивших в Бухаре. В Шахрисабзе утвердился род кенегес, в северной части  Афганистана, по обоим берегам Амударьи господствовал род катаган, минги правили в Самарканде и Фергане, в западной части Мавераннахра боролись за власть мангыты и кунграты. В результате мангыты одержали верх в Бухаре, а кунграты – в Хиве. В Коканде мингам также удалось оттеснить другие роды и полностью завладеть областью. На основе этих родов и возникли впоследствии новые ханские династии.

       Ханы теперь полностью зависели от узбекских племен, и каждый расплачивался с ними за «хорошее поведение» раздачей доходных должностей, которые часто специально придумывались для удовлетворения прихотей верхушки племен и родов. Представители мангытов занимали должность аталыка, самую высшую в чиновничьей среде. Таким образом, и сложился огромный управленческий аппарат и внушительная армия чиновников, обиравшая народ и государственную казну. С новоявленными чиновниками расплачивались деньгами и земельными наделами, которые были освобождены от всяких налогов. Причем, некоторые из чиновников одновременно занимали до двадцати оплачиваемых должностей.

       Возросло значение военачальников, которые одновременно являлись и родоплеменной знатью. За ними закрепилась новая форма пожалований в виде земельных наделов, собственниками которых они не являлись, их права ограничивались сбором поземельной подати с крестьян, обрабатывающих данную землю. Эти пожалования стали такими распространенными, что в Бухарском ханстве, как писал посол царя Алексея Михайловича – Пазухин: «…расписаны все деревни на жалованье ратным и всяких чинов людям».

       Интересы военной аристократии, состоявшей из племенной и родовой верхушки, эмиров и военачальников городов, ставших оплотом узбекских родов и племен, отстаивали аталыки. Они играли не только первенствующую роль при ханах, но и сами использовали ханов и членов их рода для достижения своих корыстных целей и укрепления своих родов. Аталыки были той силой, которой удавалось удерживать непокорных эмиров в повиновении, так как за ними была военная сила. Некоторые аталыки сколотили огромный капитал и сделались богатейшими людьми государства.

       Отсутствие какого-либо установленного порядка в престолонаследии,  отдавало судьбы трона целиком в руки аталыков, эмиров, вельмож, царедворцев, высших чиновников. На своих сборищах они решали, кому из отпрысков царствующей династии сидеть на престоле, а кому готовиться к встрече с аллахом, так как все счастливые избранники стремились как можно скорее физически уничтожить своих явных и мнимых соперников.


 

ВОСЕМЬ ХАНОВ ДИНАСТИИ АШТАРХАНИДОВ

 


       Из восьми ханов династии Аштарханидов лишь трое закончили жизнь на троне. Трое были убиты в результате дворцовых переворотов, а двое, будучи свергнуты, закончили свою жизнь в изгнании. Свержение хана и убийство его не составляло особой трудности, достаточно было набрать десяток-другой мятежников и проникнуть во дворец, который почти не охранялся. Эмоциям и сантиментам здесь не было места, родственные чувства гасли в пламени жажды власти.

       Социальные конфликты потрясали государство Аштарханидов. Ханам приходилось платить «дорогой ценой» за все. За службу дворцовым вельможам, за миролюбие эмиров, за лояльность племен и др. Разумеется, расплачивался за это народ. Всего при Аштарханидах было введено до 40 различных налогов. Высшая степень ограбления народа выразилась в девальвации денежной системы. Из одной серебряной монеты стали чеканить четыре, в четыре раза снизив ее достоинство. В результате была парализована экономическая жизнь страны. Купцы и ремесленники закрыли свои лавки, прекратились все торговые операции. «Простонародье и беднота оказались в бедственном положении, лишившись ежедневного пропитания, отдавая богу душу, они не находили даже материи себе на саван», — говориться в одном из источников того времени. В Бухаре вспыхнуло народное восстание, масса народа двинулась к дворцу. Доведенный до отчаянья народ, вооруженный камнями и палками, собрался около дворца и стал требовать снижения налогов и прекращения произвола ханских чиновников. Восстание было жестоко подавлено, четырех руководителей повстанцев повесили.

       Междоусобные войны, постоянные внутренние конфликты между отдельными племенами, народные восстания крестьян и городской бедноты выдвинули религию как главную политическую силу государства. Служители культа пользовались в стране неограниченной властью. Ислам стал главной опорой феодализма в Средней Азии. Религиозные деятели оказывали большое влияние на народные массы, умело разжигая в них религиозный фанатизм, который в Мавераннахре отличался особой агрессивностью, не имевшей аналога ни в какой другой мусульманской стране. Духовенство монополизировано школу, литературу, науки. Оно заставило прервать всякие отношения с внешним миром, стараясь не допускать в страну никаких крамольных мыслей, могущих подорвать влияние религии.

       Каждый правитель перед вступлением на престол обязан был поклониться святым местам, т.е. местам захоронения ходжей, возведенных в ранг святых. У каждой из этих могил они проводили целую ночь, испрашивая у призраков прошлого благословения на правление государством. Видно, не всем помогали покойные шейхи. Алчность и жадность служителей мусульманской церкви делала их продажными служителями власть имущих и рьяными защитниками всего, что сохраняло их привилегии и их доходы с правоверных.


 

РАСПАД ДИНАСТИИ АШТАРХАНИДОВ

 


       Дни Аштарханидов были уже сочтены. Власти как таковой, практически не было. Балх отпал от Бухары. Отошла полностью и Фергана. Хорезм стал совершенно независимым, в Бадахшане утвердилась другая династия.

       Самым слабым местом Аштарханидов было отсутствие регулярной армии. Ее роль выполняло племенное ополчение, призывавшееся ханом на случай походов, войн и народных восстаний. Их основным оружием были сабли и копья, луки и стрелы. Имеются, правда, сведения об «артиллерии», ружейных стрелках, ружейном огне — «…от дыма, стрельбы, голубое небо почернело, как смоль». Огнестрельное оружие не стало главным в армии Аштарханидов и не получило широкого применения. Не было ни инструкторов, ни оружейных мастерских, ни арсеналов, где хранились оружие и боеприпасы. Вся отсталость государства отражалась в вооружении армии – примитивном, древнем, на уровне туркменских степных племен. Аштарханиды воинам жалование не платили, им предоставляли право грабить завоеванные земли. Продовольствие они должны были находить на месте по пути следования.

       В этом отношении выгодно отличалась армия нового азиатского завоевателя – иранского правителя, коронованного в 1736г. под именем Надиршаха. Он был откровенно равнодушен к религии. Некоторые авторы приписывают ему желание соединить мусульманство и христианство и создать новую религию. Надиршах открыто насмехался и над иудейскими пророками и над Магометом и Али, заставив публично читать Библию и Коран с переводом на персидский язык. Он заявлял, что почитает себя не меньше, чем пророка и издал указ об объединении суннитского и шиитского толков в исламе. Цель этой реформы заключалась в том, чтобы ослабить влияние шиитского духовенства и утвердить собственную власть.

        Он создал сильную по тем временам армию, в которой насчитывалось 8 тысяч воинов, часть которых составляли наемные отряды узбеков. Специальный корпус, 12 тысяч человек, были вооружены тяжелыми мушкетами (каждый весом 18кг и более) – «…видевший их приходил в ужас», — писал армянский летописец. Большую роль в военных операциях Надиршаха играла артиллерия, решавшая исход ряда сражений. Корпус артиллеристов насчитывал 300 человек, к ним было приписано 120 пушек и 10 тысяч ядер.

       Надиршах вел успешные войны против турок-османов, покорил Афганистан с Кабулом и Кандагаром, дошел до Индии и разгромил у Лахора армию Великих Моголов, разграбив их столицу Дели, где ему достались богатейшие сокровища империи Великих Моголов. Капитулировал после недолго сопротивления Балх. Затем его войска переправились через Амударью и осадили Карши, но вынуждены были отступить, получив известие, о том, что Хива и Бухара заключили союз для отпора вторжению иранских войск.

       В 1740г. Надиршах предпринял довольно «легкую» экспедицию против государства Аштарханидов. Не было сражений, осады городов, штурмов укреплений – у аштарханидского хана практически не было армии для защиты государства, кроме слабой и хилой свиты.

       Аталык Бухары Мухаммад-Хаким-бий из племени мангытов, сосланный ханом в Карши, спешно переметнулся на сторону Надиршаха. Он прибыл с подарками в лагерь шаха и выразил полную готовность служить ему. Надиршах вручил аталыку грамоту с большими полномочиями и отправил в Бухару уже в качестве своего представителя. Шах сохранил трон за Аштарханидами, но реальную власть предоставил аталыку, личные войска которого – несколько тысяч всадников из рода мангыт – были включены в состав войска Надиршаха. Командовал ими сын аталыка Мухаммад-Рахим.

       Власть Мухаммада-Хаким-бия упрочилась еще больше, после того как на государственные должности были назначены его родственники и соплеменники. В последние годы жизни он присвоил себе титул великого эмира. В 1743г. он умирает в зените славы и в Бухару прибывает его сын Мухаммад-Рахим с отрядом испытанных войск, артиллерией и туркменскими всадниками. Хан провозгласил его «эмиром эмиров», т.е. великим эмиром, вместо покойного отца.

       В июне 1747г. в результате заговора был убит Надиршах. Его государство распалось на ряд самостоятельных феодальных владений, правители которых начали ожесточенную междоусобную борьбу за власть. Мухаммад-Рахим тоже включился в эту борьбу и распорядился убить правящего хана, а через год и его сына – наследника престола. На этом закончилась власть Аштарханидов в Мавераннахре.

       Заручившись поддержкой эмиров, знати и духовенства, Мухаммад-Рахим мангыт вступил на бухарский трон с титулом эмира в 1753г.  Отныне в Бухаре началось правление новой династии – мангытской, продолжавшееся до 1920г. 


 

ГОСПОДСТВО В МАВЕРАННАХРЕ

 


       Период XVII в. и первой половины XVIII в. – господство узбекской династии Аштарханидов в Средней Азии, характерен переходом от централизованного государства к трем самостоятельным: Бухарский эмират, Хивинское и Кокандское ханства. Практически, центральная власть в этот исторический период была номинальной, т.е. формально она существовала, были ханы, соответствующие учреждения и государственные должности, налоги, повинности, но они были ширмой, за которой шла ожесточенная борьба между отдельными феодальными группами, связанными этнической и родовой общностью, узбекскими племенами за господство в Мавераннахре.

       В эпоху Аштарханидов Средняя Азия потеряла свои древние культурные и экономические связи, перестала быть генератором идей, отторгая передовые идеи и изгоняя носителей прогрессивных культурных тенденций. Прочное утверждение господства ислама в его самой воинствующей, непримиримой, фанатической форме, насаждавшей мракобесие, безграмотность и отсталость, привело к застою в духовной жизни государства. Суфийские ханжи, распространяя утверждения о своих таинственных связях с Аллахом, убеждали народ в необходимости вести аскетический образ жизни, периодически испрашивая у Бога прощение за грехи.

       Они уничтожили все достижения искусства. На пирах и празднествах вместо песен слышались возгласы «благочестивых» молитв, вместо заздравных остроумных тостов звучали слова: «Нет Бога, кроме Аллаха!» и вместо звуков флейт и красивых мелодий звучали заунывные суры Корана. Была установлена самая суровая тирания дервишей и суфиев.

       Точные и естественные науки были изгнаны полностью. Место блестящей школы астрономов заняли астрологи, которые составляли для ханов благоприятные гороскопы. Математика, бывшая гордостью народов Средней Азии, свелась к развитию начатков геометрии и чисто прикладным функциям в решении бытовых задач. В области естествознания господствовали фантастические сказки о несуществующих животных и растениях. Теологи и богословы стали центральными фигурами в научной жизни края.

       Не смотря на упадок культуры в этот период, был создан ряд архитектурных шедевров, вошедших впоследствии в сокровищницу мирового искусства. К ним следует отнести медресе Шер-Дор и Тилля-Кари на площади Регистан в Самарканде, построенные на средства эмира Ялангтуша. Замечательный архитектурный ансамбль – ханака (странноприимный дом для дервишей), хауз (пруд) и медресе были построены сановником одного из ханов Надиром-Диван–Беги. Он же построил медресе у могилы Хаджа Ахрара в 4-х км от Самарканда.

       Мавераннахр сохранил также высокое искусство каллиграфов, музыкальную культуру, замечательные традиции миниатюрной живописи. Все это говорит о том, что подлинное искусство нельзя уничтожить, оно продолжает развиваться даже в самые тяжелые времена.


ИЗ КНИГИ «МОЯ РОДНАЯ ИСТОРИЯ»
Историк-востоковед Хидоятов Г.М.
(в сокращении, адаптировано)

читать далее….>>>

Свежие комментарии

    НАШ АДРЕС В РОСИИ

    НАШ АДРЕС В УЗБЕКИСТАНЕ

    ВИДЕОГАЛЕРЕЯ

    © 2006-2017. OOO "LUXURY TOUR". Все права защищены

    УСЛУГИ ЛИЦЕНЗИРОВАНЫ № Т-0005