Рейтинг@Mail.ru

КОМПЛЕКС ПАХЛАВАН-МАХМУДА

Комплекс Пахлаван-Махмуда

Комплекс Пахлаван-Махмуда является самым выдающимся из мемориальных памятников Хивы.

Он сложился у погребения известного хивинского поэта Пахлаван-Махмуда (1247-1325 гг.). Популярностью среди самых широких масс он был обязан не только прекрасными по форме, созерцательно-философскими по содержанию стихами, но принадлежностью к трудовым слоям. Махмуд был скорняком – мастером по выделке кож и шитью шуб, а также могучим профессиональным борцом – пахлаваном, не знавшим поражений. В народе его именуют Палван-ата («отец-борец»). Его считали святым, покровителем борцов в Иране, исцелителем болезней – в Хиве, поэтом – в Индии. У Бабура о нем сказано: «… одним из бесподобных людей того времени был Пахлеван Мухаммед Бу Сайид. Он был выдающимся борцом, а также слагал стихи… Пахлеван Мухаммед был человек, приятный в беседе; сочетание с ремеслом борца таких свойств – весьма удивительно». После смерти Пахлаван-Махмуд  был канонизирован мусульманским духовенством как пир – святой покровитель Хивы. Поскольку он происходил из племени кунград, хивинские ханы почитали его и как предка – духовного покровителя своей династии.


 

            Первоначально над его могилой стоял какой-то однокамерный купольный мавзолей, впоследствии рухнувший. О судьбе его можно сказать словами самого поэта:

            «Создавший свод небес возвел и свод дворца,

            Но тотчас стер его с земли лица.

            И каждый свод с тех пор, что к небу вознесен,

            Назавтра ж в прах земли обрушивает он».

 


Тысячелетнюю славу человеку, жившему в глубоком средневековье, на рубеже XIII-XIV веков принесли все-таки не борцовские подвиги. Его прославили мудрость и справедливость, облеченные в поэтическую форму. Большой и сильный человек слагал вольнодумные стихи, воспевая в них радость жизни, проповедуя справедливость, клеймя лицемеров и ханжей.


 

 


           Очень много для сбора и популяризации литературного наследия поэта было сделано старейшим сотрудником Хивинского музея Таисией Васильевной Середой. Некоторые четверостишия Пахлаван-Махмуда можно прочесть не стене колонной галереи во дворике комплекса:

            «Зимой огонь лучше весенних роз,

            Кусок кошмы лучше римского атласа.

            Слушай слова Махмуда Пир Яр-Вали:

            Собака лули (цыгана) лучше недоброго человека».

                                   «Я шел по берегу реки,

                                   Вдруг воды сая догнали меня, —

                                   Это джины преследуют меня

                                   За то, что я вольнодумец».

            «Я устал носить в решете лепестки роз,

            Дайте мне камни,

            Хотя бы спина моя была в крови».

                                   «Проводи время с умными и знающими людьми

                                   Или же с красивой и приятной женщиной.

                                   Если же ни то, ни другое тебе не удастся на свете,

                                   То не трать зря время, оставайся один!»

            «Сильный поднимается в гору.

            Слабый ходит у подножия горы.

            Только не стой на месте –

            Даже луна и звезды движутся».

                                   «Не пей с пройдохой, хоть и в маске друга,

                                   Здесь сеть кругом, приманка в центре круга.

                                   Беги лукавых, если прям душой,

                                   Стрелой прямою от кривого лука».

            «Мой халат стал, как чачван,

            Зато укрепилось тело мое,

            Зато закалился дух мой,

            И я не боюсь больше тяжкого пути».

                                   «Триста кавказских гор истолочь в песок,

                                   Сто лет томиться под замком,

                                   Обмазать небо кровью сердца легче,

                                   Чем провести мгновение с глупцом».

 


Пахлаван-Махмуд был похоронен во дворе своей мастерской, и со временем его могила стала основой обширного кладбища. Существующий вход в архитектурный комплекс был оформлен, как свидетельствует надпись на двери, в 1113 г.х. (1701 г.) постройкой Шах-Нияз-ханом купольного киоска – дарвозаханы.


 

 

 

Надгробие Аллакули-хана

 

 

В 1810 г. у погребения Пахлаван-Махмуда были проведены большие строительные работы – был возведен большой мавзолей, который стали называть ханакой. С конца XIX в. по 1913 г. оформился ансамбль прилежащих к нему построек. В 1825 г. было возведено восточное крыло, состоящее из колонного айвана, летней мечети и купольных помещений (справа от мавзолея), в одном из которых находится в нише надгробие Аллакули-хана (умер в 1842 г.). Паломники из дальних мест находили приют в худжрах-кельях. Предусмотрена была и трапезная – ошхона с кухней (в юго-западном углу двора, слева от дарвозаханы). В 1913 г. напротив восточной галереи был построен двухэтажный корпус корихона, в котором две худжры (северные на первом этаже) были использованы в качестве усыпальниц. На полу помещений стоят дахмы – наземные склепы. Они облицованы майоликой, на них стоит сагана. В крайней худжре, приготовленной для Асфендияр-хана, покоятся его мать и сын (сам Асфендияр-хан был убит в своем дворце в Дишан-кале и, из-за запрета вносить покойника в Ичан-калу, был захоронен там же). В соседнем помещении находятся надгробия сына Ануша-хана Аранг-хана и Латипа-ханум, жены хана Абулгази.

В общей композиции комплекса господствует не усыпальница Пахлаван-Махмуда, как следовало бы ожидать, а мавзолей хивинских ханов, являющийся здесь центральным элементом. Он выделен порталом и двойным куполом, облицованным ярко-голубыми плитками. Его бирюзовая скуфья, наряду с минаретами, царит в силуэте всей Ичан-калы. Портал мавзолея выложен шлифованным кирпичом со вставками зеленых «бантиков», покрыт хивинской майоликой в характерной гамме синих, голубых, белых тонов. В пилонах портала – небольшие худжры. К северной стене мавзолея (слева от портала) примыкает три небольших помещения, войти в которые можно со двора и из мавзолея. Среднее – зиаратхана – соединено проемами с мавзолеем-ханака и усыпальницей, где и находится за оградой надгробие Пахлаван-Махмуда. Третье помещение (южное) имеет выход во двор.

 

 

 

Ханака

 

Центральный зал – ханака – традиционных арочных ниш не имеет. Лишь напротив двери – пятигранная ниша-альков с захоронением Мухаммеда Рахим-хана. Его ограждает медная решетка, чеканку на которой выполнил Уста Абдулла Мулла Сеид-оглы Хиваки. В надписи в центре ниши над надгробием есть и имя керамиста: «Работа муллы Нур-Мухаммеда, сына Каландара Хорезмийца, 1240 г.х.» (1824/25 г.). В западной стене ханака – выход к гурхане Пахлаван-Махмуда, в восточной – в галерею, где находится захоронение Аллакули-хана. В северо-западном углу ханака стоят майоликовые надгробия Абулгази-хана (1643-1664 гг.) и Ануша-хана (1681 г.).

Декор интерьеров выдержан строго в одной технике – расписной майолики, которая покрывает помещения сплошь снизу доверху. Неистощимы фантазия и многообразие композиций растительного и геометрического преимущественно характера. Есть и эпиграфические орнаменты, среди которых встречаются философские изречения, например, «человеком не станешь, пока не послужишь человечеству». Строительные надписи сообщают нам имена мастеров, возведших и украсивших майоликой этот великолепный памятник зодчества. Работами 1810 г. руководил мастер Адина-Мухаммад-Мурад из Хазараспа. Майолику, датированную 1825 г., изготовили Мулла Нур-Мухаммад, сын усто Каландара Хиваки, и Суфи-Мухаммад, сын усто Абд ал-Джаббара. Автором прекрасных рисунков орнаментов был знаменитый хивинский мастер Абдулла Джин.


 


Великолепны и резные деревянные двери. Среди них имеется древняя, с двуплановой резьбой, датированная 1353 годом. Она установлена на входе в ханака из купольной восточной галереи. При входе из ханака в зиаратхану установлена дверь, изготовленная в 1810 г. Ее украшает тонкий рельефный орнамент и накладные детали из резной слоновой кости. Двери 1893-94 гг. из ханака во двор и резные колонны летней мечети изготовлены мастером Надр Мухаммедом.

В состав комплекса входили также постройки, расположенные на кладбище, за основным мавзолеем. Они были связаны с основным комплексом проемом в северном торце восточной купольной галереи. Среди них имеется крупная купольная зимняя мечеть, известная под названием Шир-Кабир, летняя мечеть в виде одноколонного айвана рядом с ней, несколько купольных небольших мавзолеев и разрушенная ныне тахарат-хана.

Внешние края кладбища, традиционно примыкавшего к святыне, в конце XIX в. были с восточной стороны обстроены корихона, а с юго-востока в начале ХХ в. небольшими медресе. Все эти постройки сохраняют стилистические черты старой архитектуры и отличаются от построек первой половины XIX в. только меньшими размерами. И как заключительный, последний результат долгого пути развития архитектуры Хорезма воспринимается минарет Ислам-Ходжа, построенный в начале ХХ в., и возвышающийся над всей застройкой Хивы. Минарет, построенный мастером Худайберген-Ходжи, медресе у подножия минарета, возведенное мастерами Болта Ваисовым и Мадаминовым  из кишлака Мадир, а также здание новометодной школы напротив носят имя инициатора этих построек визиря Асфендияр-хана и его родственника Ислам-Ходжи.


читать далее…>>> Медресе Мухаммед-Амин-инак


Свежие комментарии

    НАШ АДРЕС В РОСИИ

    НАШ АДРЕС В УЗБЕКИСТАНЕ

    ВИДЕОГАЛЕРЕЯ

    © 2006-2017. OOO "LUXURY TOUR". Все права защищены

    УСЛУГИ ЛИЦЕНЗИРОВАНЫ № Т-0005