Рейтинг@Mail.ru

МАВЗОЛЕЙ  САМАНИДОВ

мавзолей саманидов

 

            Жемчужиной среднеазиатского зодчества называют мавзолей государей из местной династии Саманидов, утвердившей в Мавераннахре фактически независимое от арабского халифата государство (конец IX-X вв.).

 


 

Период арабского завоевания (VII-VIII вв.) и события, связанные с ним, на время приостановили в Средней Азии строительную деятельность. Лишь после прочного вхождения основных среднеазиатских земель в единую систему халифата, а затем во владения лишь номинально подчиненных ему местных государств Тахиридов, Саманидов, Мамунидов отмечается нарастающий подъем строительства.

По мере исламизации местного населения в Средней Азии возрастает роль культовых зданий ислама: мечетей, медресе, а начиная с правления Саманидов – и мавзолеев. Первоначально архитектура следует в основном тем традициям, которые определились здесь еще в доарабские времена. В частности, появление мавзолеев многие исследователи связывают с обрядом сохранения останков умерших в глиняных гробиках – оссуариях, которые помещали в фамильные наусы. В Согде и Хорезме это были квадратные в плане постройки, в Шаше – круглые; все они имели сводчатые или купольные перекрытия. И сами оссуарии нередко имитируют формы реальных зданий, скорее всего именно наусов, передавая ряд их архитектурных деталей, недошедших в натуре, каковыми были купол и сводчатое или шатровое перекрытие. По существу, и наусы и «архитектурные» оссуарии – это прообразы будущих мусульманских мавзолеев в Средней Азии.

 

           В строительстве после арабского завоевания используются те же строительные материалы, что и ранее, — сырец, пахса, дерево. Однако, все большую роль начинает играть жженый кирпич на глиняных, а затем и на ганчевых (гипсовых) растворах. Освоение жженого кирпича переходит из инженерно-технической сферы в область формообразующих и образных качеств архитектуры: вырабатываются приемы фигурных кирпичных кладок, кирпичный узор завладевает фасадами.

 

Мавзолеи, возводившиеся для правителей и высшего духовенства, представляют оригинальную тему монументальной архитектуры этого времени. Два таких памятника хорошо сохранились до наших дней: мавзолей Саманидов в Бухаре (рубеж  IX-X вв.) и мавзолей Араб-ата в Тиме Самаркандской области (977 г.). Они оба дают понятие о тех двух основных композиционных типах однокупольной усыпальницы – центрической и портальной, которые будут господствовать в среднеазиатском зодчестве на протяжении веков. Причем мавзолей Саманидов, хотя и связан еще в основном со старосогдийской традицией, уже является предвозвестием нового архитектурного стиля, в то время как мавзолей Араб-ата целиком принадлежит этому стилю (портально-купольная усыпальница).

 

            На основе традиций среднеазиатского зодчества здесь сложились конструкции и основная форма монументальных зданий – куб, перекрытый куполом на ярусе из 8 арок. Формы зданий нашли мифологическое истолкование в символике:  куб – устойчивая форма, символ земли; купол – подобие небосвода; их соединение подобно Вселенной.

 

Еще в древнеиндийской традиции (с которой очень тесно связана восточно-иранская) Земля в объятиях неба считалась упорядоченной и поэтому четырехугольной (по сторонам света). Отсюда легко было перейти к восприятию Земли в виде квадрата, а неба в виде круга, точнее чаши, что подтверждают как раннехристианские тексты, так и наследовавшие ранним курганным мавзолеям буддийские ступы – реликварии. Эта древняя планировочная схема оказалось очень устойчивой, как, вероятно, и ее осмысление, потому что еще мавзолей Санджара в Мерве (40-е годы XII в.) при строительстве называли «домом будущей жизни» (как в «Ригведе»).

 

            Архитектура мавзолея Саманидов имела понятную зрителям своего времени «знаковую систему», связанную с их миропониманием, философией и образом мемориального здания. Но гармония и единство композиций этого памятника впечатляют даже современного зрителя, незнакомого с древним «генетическим кодом», от которого произошли все архитектурные формы.

 

Квадратному плану мавзолея отвечает общая композиция здания. Она предельно проста, являя сочетание двух пространственно устойчивых объемов: куба, увенчанного полушаром. Все фасады равнозначны, ни один архитектурно не выделен как главный – это, в свою очередь, определяет центрический характер его композиции. Уравновешенность форм продолжена и в разработке фасадов, отличающихся глубоко органическим соотношением опорных и несомых частей; горизонтальная полоса цокольной кладки выделяет основание, а легкая арочная галерейка вверху – завершение фасадной плоскости; мощные трехчетвертные колонны закрепляют углы, каждый вход выделен стрельчатой нишей с перспективно сокращающимися арками, которая до уровня пят очерчена прямоугольной рамой. Она выложена круглыми дисками – это знаки, идущие от культа Солнца и планет, но превратившиеся в элемент орнамента. Точно такие же диски, так называемые «сасанидские перлы», выложены цепочкой на фризе.

Все очень естественно и гармонично в мавзолее Саманидов. В его композицию были вложены научно-эмпирический расчет и стройная система пропорционирования. Так называемый «динамический квадрат», то есть прием диагонально вписанных друг в друга, сокращающихся квадратов (над входными арками), определяет собой геометрическую схему построения плана и фасадов, начиная от их общих контуров, кончая любой архитектурной деталью. Действительно, размеры его кубического корпуса находятся между собой в пропорции стороны и диагонали квадрата и их частей (стороны в плане 10,8 м снаружи, 7,2 м внутри, соответственны и высотные членения; толщина стен 1,8 м). Так в практике бухарских зодчих находят косвенное отражение успехи восточной математики IX-X вв., подарившей миру таких выдающихся ученых, уроженцев Средней Азии, как ал-Фергани и Мухаммед ибн Мусса ал-Хорезми.

Отчетливость архитектурных членений видна и в интерьере, где над гладью стен, перебитых на осях входными арками, следует восьмигранник тромпов (угловых нишевых парусов) и чаша купола. При этом соблюдается глубоко обоснованная взаимосвязь наружных и внутренних элементов: наружный цоколь отвечает уровню пола, импостный пояс входных арок повторен на стенах внутри, венчающая галерейка точно соответствует ярусу парусов интерьера, и ее сквозные арочки дают достаточный доступ света через многочисленные отверстия решеток, которыми забраны проемы внутренних арок.

 

            Мавзолей выстроен из жженого кирпича, и этот материал определяет собой не только конструктивно-технические особенности, но и его основной эстетический эффект.

 

Тонкоплиточный кирпич-маломерок в основных кладках стен и перекрытий, крупноразмерный кирпичные плиты в цокольной части мавзолея, фигурно отесанные кирпичные плитки в некоторых орнаментальных выкладках – все это одновременно отвечает и конструктивным и декоративным целям. При всем удивительном разнообразии узоров формирование их неотделимо от самой строительной основы здания. Чередование кирпича, положенного горизонтально и под углом, плашмя и вертикально, диагонально и «в елочку», кирпич, тесанный так, что из него выкладываются крупные диски, четырехлепестковые розетки, сквозные фигурные решетки окон, кирпич, образующий выпуклые фигуры на заглубленном фоне кладки, выявленные глубокой теневой игрой, — подобного по виртуозности использования фактурных качеств этого материала не знал в ту пору ни один другой памятник мировой архитектуры.

 

            Мавзолей Саманидов – это архитектурное чудо. В Х в. нет ему ни равных, ни похожих как в самой Средней Азии, так и в других странах мусульманского мира.

 

Внимательный анализ показывает, что во всех своих основах памятник связан со старой, уходящей в доисламские времена практикой местного согдийского зодчества, формирование которого протекало в предшествующие эпохи в менее долговечных строительных материалах – дереве и кирпиче-сырце. Конструкция купола на тромпах, мотив перспективно-арочного входа и карликовой аркатуры, тема встроенных в толщу стен колонн и стиль колонок интерьера, фризы и архивольты, образованные разнообразно положенным кирпичом, терракотовые диски – все это можно проследить на памятниках древней согдийской архитектуры, с традициями которой органически связано бухарское монументальное зодчество эпохи Саманидов.

Но есть и другое в этом мавзолее: преодоление традиций, живое творческое новаторство. Его определяют, прежде всего, конструктивно-технические нововведения: обращение к жженому кирпичу, который до того употреблялся лишь в некоторых ответственных конструкциях или в декоративных деталях, но который впервые безраздельно применен лишь в этом памятнике. Использование фактурных качеств жженого кирпича определяет его главный декоративный эффект. Но этим не исчерпываются особенности памятника, который своеобразен и неповторим в своем архитектурном целом. Едва ли не впервые в архитектуре мусульманского Востока появляется мавзолей как самостоятельная тема, так как до того погребения видных представителей духовенства и знати совершались или просто в могилах, или, в лучшем случае, при мечетях. И вот, поставленный перед заданием, которому он не имел образцов, мастер создает оригинальный архитектурный тип.

Тема ухода из бренного земного мира в мир вечности, старая тема ислама: «Мусульмане не умирают, но лишь переходят из одних дверей в другие».  Это грустный итог размышлений, сформулированный позднее Омаром Хайямом: «От стрел, что мечет смерть, нам не найти щита, и с нищим и с царем она равно крута». Таково внутреннее содержание  мавзолейного сооружения, потребовавшее от зодчих соответствующего художественно-образного раскрытия этой идеи в архитектурных формах.

 

            Мавзолей Саманидов дает один из первых на мусульманском Востоке по времени первоклассный в своем художественном претворении образ монументальной усыпальницы, разработанный на среднеазиатской почве.

 

Мавзолей Саманидов расположен несколько западнее бухарского Регистана. Еще в первые годы после революции в этом районе лежало запущенное внутригородское кладбище эмировской Бухары. Мавзолей среди этого запустения врос почти на треть своей высоты в бугры прилежащих погребений. В 50-х годах ХХ в. на этом месте был разбит парк, а на открытой площадке, очищенной от могильных бугров, бережно отреставрированный, высится мавзолей, спокойный, монолитный объем которого так естественно включается в зелень тенистого парка.

В народной, да и в научной литературе памятник фигурирует как мавзолей Исмаила Самани – самого выдающегося представителя этой династии, правившего Бухарой с 892 по 907 г. Научные изыскания приводят к другому заключению. Сведения о существовании на этом участке мазара отца Исмаила, Ахмеда, указание на местонахождение здесь же могилы самого Исмаила, наличие над входом в мавзолей имени внука его Насра, наконец, обнаружение при археологических вскрытиях внутри усыпальницы нескольких могил – все эти факты позволяют считать, что мавзолей – фамильная усыпальница династии Саманидов, отстроенная в правление Исмаила на рубеже IX-X вв.

Время это отмечено в различных сферах культурной жизни Средней Азии формированием новых черт и появлением ярких творческих индивидуальностей. В эту именно пору создается жизнерадостная лирика Рудаки, историк Наршахи пишет «Историю Бухары», в Бухаре обогащает свои энциклопедические знания выдающийся ученый Авиценна. К сожалению, неизвестным остается имя гениального зодчего, создавшего мавзолей Саманидов.


          Памятник этот являет яркую веху на пути сложения тех новых принципов монументальной архитектуры, которые были преемственно подхвачены и далее развиты в Средней Азии в последующие века.


РУБРИКИ ПО ТЕМЕ:


ЭКСКУРСИОННЫЕ ТУРПРОГРАММЫ ПО БУХАРЕ ОТ ТУРОПЕРАТОРА «АЛЬ САМАРКАНД»


НАШ АДРЕС В РОСИИ

НАШ АДРЕС В УЗБЕКИСТАНЕ

ВИДЕОГАЛЕРЕЯ

© 2006-2017. OOO "LUXURY TOUR". Все права защищены

УСЛУГИ ЛИЦЕНЗИРОВАНЫ № Т-0005