Рейтинг@Mail.ru

ВОДОСНАБЖЕНИЕ ДРЕВНЕГО САМАРКАНДА

ВОДОСНАБЖЕНИЕ ДРЕВНЕГО САМАРКАНДА


    В истории Самарканда большое значение имела проблема водоснабжения города. Без решения этого жизненно важного вопроса нельзя было обеспечить нормальное существование города в сложнейшей по рельефу местности на левобережье Зеравшана. Предгорная равнина левобережья долины Зеравшана (включая территорию Самарканда) издавна орошается Даргомской ирригационной системой, берущей начало в местности Раватходжа в 42 км к юго-востоку от Самарканда.


Для выяснения времени строительства канала Даргом группа археологов в 1967 г. провела исследования в верхней части Даргомской ирригационной системы. Как установлено, этот канал – главнейшая водная артерия левобережной части Самаркандского оазиса – построен на рубеже нашей эры, около 2000 лет назад. Следовательно, Даргом почти на тысячу лет моложе раннего Самарканда. Откуда же древний Самарканд на холме Афрасиаб получал воду?


При проведении древнейших ирригационных систем города важнейшее значение имело географическое положение местности. Самаркандский оазис состоит из двух частей: пойменной  и надпойменной. Пойменная, т.е. древняя долина Зеравшана, а надпойменная – предгорная. Город расположен на надпойменной равнине предгорной полосы левобережья Зеравшана, несколько возвышающейся над его древней (пойменной) долиной. Самаркандская равнина имеет падение с востока и юго-востока на запад и северо-запад, от предгорий к долине Зеравшана.


Стекающие с северных склонов отрогов Зеравшанского хребта саи (горные речки, мелеющие или  пересыхающие в жаркое время года) в глубокой древности образовали многочисленные русла, прорезавшие предгорную равнину левобережья Самарканда. Вероятно, весенние селевые потоки этих саев доходили до города и впадали в реку Сиаб, левый берег которой  на территории Самарканда прорезан глубокими и широкими каньонами древних русел, называемых в народе «джархо».


По мнению Г.В.Григорьева, одного из первых исследователей Самарканда, система орошения города была связана с горными притоками – саями. Однако горные саи Самарканда носили временный характер, не имели постоянного потока воды: весной превращались в бурные, а летом высыхали.


Местность Самарканда богата грунтовыми водами, залегающими на глубине 1,2 м. С удалением от гор по мере понижения рельефа грунтовые воды приближаются к земной поверхности, а в наиболее пониженных участках долины, особенно в глубоких ложах описанных выше саев, выклиниваются в виде родников с довольно значительным и постоянным дебитом. Несомненно, родники и служили основным водным ресурсом древнейших обитателей Самарканда. Об этом ярко свидетельствует верхнепалеолитическая стоянка, обнаруженная на территории Парк-озера в Самарканде и расположенная на правом берегу ручья Чашма-Сиаб, питающегося из родников. Многочисленные в окрестностях будущего города родники не могли не привлечь внимания и древних градостроителей Самарканда.



На территории города и сейчас имеются родники со значительным дебитом: на границе холма Афрасиаб на берегу Сиаба, вблизи могилы Ходжа-Данияра, в северо-восточном углу городища, на левом берегу арыка Обимашхад (дебит родника 0,001 куб.м/сек), вблизи лимонадного завода у Ходжаахрарских ворот города, у Парк-озера и во многих других местах. Эти родники могли обеспечить водой не только древнейшее поселение, но и выросший на их основе древний Самарканд с многотысячным населением.


В глубокой древности родниковые водотоки, образовавшиеся в глубоких ложах саев, проложили естественное русло, прорезавшее в нескольких местах по меридиану территорию современного Самарканда, и оставили на своем пути в ложбинах небольшие лужи и болота, покрытые зарослями и камышом. Родниковые водотоки впадали в Сиаб и через него в Зеравшан. Естественными ручьями родникового питания можно считать Обимашхад (Обимашад), Новадон, Чашма-Сиаб, или Сиабча, и др. Это подтверждается и сведениями, приведенными в исторических источниках: «Родник Обимашхад берет начало приблизительно в двух милях от Самарканда, – пишет Абу Тахир Ходжа, подходит к городу с южной стороны с небольшим отклонением к востоку, протекает у основания городской стены и городища Афрасиаб и впадает в речку Сиаб».

Вероятно, древнейшая ирригационная система Самарканда, вначале снабжавшая водой главным образом население, сосредоточенное в пределах городища Афрасиаб, была проложена с учетом естественных ручьев родникового происхождения.


Самым многоводным из ручьев Самарканда был Новадон, общий дебит которого, по гидрологическим данным 1926 г., равнялся 0,72 куб.м/сек или 72 л/сек, что составляет более 6 млн. л/сутки. Такое количество воды могло удовлетворить бытовые нужды не только древнего Афрасиаба, но и густонаселенного Самарканда эпохи Тимура и Тимуридов. По описанию Абу Тахира Ходжи, «родник Новадон входил в город Самарканд извне с южной стороны, протекая мимо городских ворот, называемых воротами Ходжа Ахрара. Пройдя по середине города, ручей этот впадал в Сиаб». Поэтому есть доля правды в сообщении автора исторического сочинения «Самарийа» о том, что «Новадон – тот самый родник, на котором был построен Самар».


Русла Новадона и другого естественного ручья родникового питания Обимашхада в древности были расположены гораздо выше, чем сейчас, и со временем углубились. Древнейшая же земная поверхность территории Самарканда была ниже современной и постепенно поднималась за счет интенсивного накопления культурного слоя в результате активной городской жизни. Поэтому ирригаторы древнего Самарканда могли провести воду родниковых ручьев на территорию Афрасиаба.


Родниковые водотоки, как основной водный источник, имеющийся на надпойменной части долины Самарканда, играли важную роль в истории возведения древнейшего города на холме Афрасиаб. Об этом свидетельствует и тот факт, что воды Сиаба и Обимашхада почитались самаркандцами – «благодатными». С незапамятных времен на берегах этих «благодатных» вод ранней весной, накануне новогоднего праздника Навруз, проводились народные гуляния и торжества: «козонтулды» («котел наполнился пищей»), «бойбулди» («стал богатым»), «гунохтукилди» («смылись грехи») и другие, сопровождаемые церемониями и обрядами, связанными с местными домусульманскими культами.



Вода на Афрасиаб была проведена с южной стороны по трем магистральным руслам: центральному, западному и восточному. Центральный канал направлялся вначале на северо-восток, затем возле мазара Шейха Басира поворачивал на север – северо-восток и далее шел к цитадели. Остатки канала сохранились до наших дней: его следы хорошо прослеживаются на территории Афрасиаба на  расстоянии около 1,5 км. По описанию В.Л.Вяткина, у входа в город от центрального канала выделялся левый – западный отвод, который от мечети Хазрат-Хызр направлялся на север к Бухарским воротам древнего города. У мазара Шейха Басира с правой стороны центрального русла на восток – северо-восток отходил восточный канал. У мечети  Хазрат-Хызр от центрального русла выделялся один из боковых отводов по направлению на восток, который орошал южную часть городища Афрасиаб. Ложе этого русла хорошо сохранилось в западной стороне ансамбля Шах-и-Зинда.


Археологическими раскопками 1959-1965 гг. в нескольких пунктах по сухим ложам древней ирригационной системы Афрасиаба установлены не только размеры главных русел городского канала, но и относительное время их проведения и функционирования. Нижние слои относились к руслу античного времени, верхние – средневекового.


От каждого из трех основных русел городского канала на территории Афрасиаба отходило несколько более мелких оросительных каналов, по которым вода поступала в большие водоемы. Остатки этих водоемов обнаружены в северной, северо-западной и южной частях Афрасиаба. Вероятно, эти древние водоемы играли исключительно важную роль в водоснабжении Афрасиаба, особенно во время осады города неприятелем, когда город лишался самоточной воды. На территории Афрасиаба и прилегающей к нему местности, кроме родника у мазара Данияра и речки Сиаба, не было другого надежного водного источника, способного обеспечить город водой в случае отвода городского канала или разрушения плотины и лишения обороняющегося города воды. Поэтому древние хаузы (водоемы) на Афрасиабе были необходимы, так как имели важное значение при обороне города.


Возможно, древнейшая ирригационная система на Афрасиабе была сооружена в период основания Самарканда, т.е. на первом этапе жизни города. Однако общий дебит Новадона и Обимашхада был недостаточен для освоения больших земельных площадей вокруг городища Афрасиаб. Поэтому преобладающая часть окрестностей Самарканда в тот период была не орошена, а основные посевные площади располагались по аллювиальной (пойменной) равнине левобережного Зеравшана, т.е. в долине Сиаба, и орошались в основном многоводной речкой Сиаб, питающейся из многочисленных родников.


На рубеже новой эры в водоснабжении древнего Самарканда начался новый этап. В период господства Кушанской империи, когда рабовладельческий строй в Средней Азии достиг расцвета, по всей стране осуществлялось большое ирригационное строительство. В центре Согда в целях освоения предгорной равнины левобережья Зеравшана был прорыт магистральный канал Даргом, отведенный из Зеравшана. Благодаря этому каналу пролювиальная (надпойменная) часть окрестностей Самарканда была полностью орошена и возделана.


ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ


    Специальный городской отводной канал, который питался ручьями Обимашхад и Новадон, переключал систему водоснабжения древнего Самарканда в Даргом (видимо, именно он получил впоследствии название Джакардиза или Чакардиза). Это исключительно важное ирригационное мероприятие, навсегда решившее проблему водоснабжения не только Самарканда, но и его пригородов, оставило следы на городище Афрасиаб, особенно отчетливо прослеживающиеся в разрезах центрального русла.

На рубеже новой эры в связи со строительством канала Даргом и переключением водоснабжения города в эту многоводную магистраль была восстановлена и древнейшая ирригационная система на Афрасиабе. Древнее русло почти не изменилось по ширине (6 м), но стало намного глубже (до 1 м), т.е. более многоводным. К концу IV – началу V вв. русло канала опять занесли наносы. К этому периоду дно и берега  его поднялись еще на 40 см. Канал окончательно обмелел, его новое дно проходило на 1 м выше по сравнению с первоначальным.


Таким образом, древнейшая система водоснабжения Самарканда, основанная вначале на небольших ручьях родникового питания, переключенная затем в Даргомскую ирригационную систему, в античный период имела три этапа существования, которые хорошо прослеживаются в культурно-ирригационных слоях, образовавшихся над первоначальным ложем канала, проходившего по Афрасиабу. Древние ирригаторы Самарканда хорошо знали и учитывали естественную особенность каждого клочка местности и весьма удачно провели древнее русло канала в условиях сложнейшего рельефа территории Афрасиаба. Это подтверждается тем, что на протяжении всей истории, т.е. с момента образования Самарканда и до разрушения его Чингиз-ханом, направление главных водных артерий Афрасиаба не изменилось. Со временем заброшенное русло или восстанавливалось, или вновь строившийся канал проходил, как показали археологические раскопки, по ложам античного канала Афрасиаба.


ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ


    В эпоху раннего средневековья, как и в предыдущие периоды, водоснабжение Самарканда основывалось главным образом на Даргомской ирригационной системе, выведенной из Зеравшана на рубеже новой эры. Оросительная система Даргома была одним из самых крупных ирригационных сооружений не только левобережья Самаркандского оазиса, но и всей Зеравшанской долины. Она была снабжена огромной водозаборной плотиной и многочисленными водонапорными сооружениями-дарготами.


Головная плотина Даргома находилась на левом берегу Зеравшана к юго-востоку от Самарканда (в настоящее время эта местность называется Раватходжа, здесь в 1926-1930 гг. построен Первомайский гидроузел). В источниках X-XII вв. эта местность упоминается под названием Варгсар, т.е. «Головная плотина». По описанию автора сочинения «Кандийа», вода, поступавшая из Варгсара в Даргом, сначала разветвлялась на четыре протока: Чакардиза, Музахим или Маздахим, Искандаргом или Эскидаргом и соединенные вместе каналы Сангин и Сангресан.


По данным, приведенным в «Кандийе», длина канала Чакардиза составила 17240 гязов, на нем было 59 плотин, и он орошал 2900 или 2750 земельных участков. Каналы Сангин и Сангресан, очевидно, были  более мелкими отводами, так как вместе они орошали лишь 275 земельных участков. Среди отводов самым крупным был канал Искандаргом, орошавший 10900 земельных участков. По словам Насафи, в пределах Самарканда каждый из протоков разветвлялся еще на два рукава. Таким образом, ирригационная система, орошавшая в тот период Самарканд и его окрестности, состояла из восьми водных артерий, на которых было сооружено 680 плотин; в общей сложности они орошали 14800 земельных участков.


ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

V часть


Совпадают ли древние ирригационные каналы Самарканда, описанные в историческом сочинении «Кандийа», с ныне существующими городскими отводами и с какими каналами их можно отождествлять? В свое время на эти вопросы пытались ответить В.Л.Вяткин и В.В.Бартольд. По мнению В.Л.Вяткина, канал Чакардиза соответствует ныне действующему каналу Шаар-арык, который является отводом канала Шавдара, выведенного из Даргома. Канал Мазахин, или Маздахин, выведенный из Даргома, по описанию В.Л.Вяткина, тянулся «на 23 версты, из которых около 12 верст внутри внешней стены» Самарканда, известной под названием «Девори киямат», причем орошенный им квартал Маздахин находился к западу от нынешнего города. В конце XIX – начале XX вв. канал Маздахин был известен под названием Наубахчиян, а в настоящее время он называется Джар-арык и орошает западную часть Самарканда.


Местоположение каналов Сангин и Сангресан В.В.Бартольд определяет у западных ворот Афрасиаба (кладбище Сангресан). «Западная граница кладбища Ходжа Мухаммеда Сангресана, – пишет Абу Тахир-ходжа, автор исторического сочинения «Самария», – идет по обрыву, под которым течет из города ручей Новадон, вливающийся затем в арык Сиаб». Из этих данных видно, что канал Сангресан и есть Новадон – древнейшая водная артерия Самарканда. Таким образом, каналы Сангин и Сангресан не были двумя отводами одной магистрали, как это предполагал В.В.Бартольд, а были отдельными самостоятельными каналами. Сангин, возможно, соответствовал городскому отводу Чашма-Сиаба, протекающему в западной части Самарканда между Ходжа- и Джар-арыками.  По мнению В.Л.Вяткина, данные старинных восточных рукописей об Искандаргоме указывают на арык Даштак – одну из ветвей канала Шавдар, орошающего «юго-восточную часть Самарканда внутри внешних стен, ближе к городу».

Указанные четыре канала орошали в основном местность, расположенную к югу и западу от Афрасиаба, а северная и восточная часть его окрестностей орошалась Сиабом и Обимашхадом.


Название главного городского канала (Чакардиза) происходило оттого, что он протекал вблизи крепости Чакардиза, находившейся примерно в 1 км к югу от Афрасиаба, где в X-XII вв. был расположен один из кварталов рабада (пригорода) Самарканда, называемого Чакардиза. Название Чакардиза состоит из двух словосочетаний: «чакар» – феодальная военная дружина и «диза» – крепость, т.е. крепость для феодальной дружины. Феодальные дружины и крепости для них появились в Средней Азии в раннем средневековье. Следовательно, и название «Чакардиза» в какой-то мере свидетельствует о том, что городской канал был прорыт задолго до постройки крепости Чакардиза, возведенной вблизи городского канала, превращенного в кладбище уже в XI веке.



ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

VI часть


    Внутренняя часть города – шахристан Самарканда – снабжалась водой специальным оросителем, отделяющимся от канала Чакардиза. В исторических источниках X-XII вв. канал упоминается под названием «Джуи-Арзис», т.е. «Свинцовый проток». Название произошло оттого, что вода в город поступала по акведуку, дно которого было выстлано свинцом.


«Джуи-Арзис» и сводчатое сооружение, над которым проходил свинцовый акведук, описываются в трудах арабских географов Х в. «Текущая вода входит в город по протоку (нахр) из свинца (ресас), – пишет Истахри. Это проток, для которого построена высокая плотина (Мусаннат) из камня, по ней течет вода из мест «Медики» (ас-Саффорун) и входит в город через Кешские (южные) ворота; внешняя сторона (вадж), собственно «лицо» этого протока, была вся из свинца». По словам арабских географов Х в., местность, по которой проходило водное сооружение, называлось Рас-атток или в персидском переводе Сари-ток, т.е. «Голова свода».


По описанию неизвестного автора географического сочинения Х в. «Худуд ул-Олам», «Свинцовый водопровод» – Джуи-Арзис проходил «над крышей базара» города Самарканда. Само название свидетельствует, что водное сооружение древнего Самарканда было арочной эстакадой, поддерживающей водопроводный акведук, покрытый сверху свинцом, по которому вода канала Джуи-Арзис поступала в город. Это уникальное гидротехническое сооружение было построено не из камня, как писали арабские географы Х в., а из жженого кирпича на известково-зольном растворе. Об этом свидетельствуют крупноформатные жженые кирпичи, обнаруженные археологами у мечети Хазрет-Хызр.  Размеры кирпичей: прямоугольных – 53х40х9 см, 42х20х9 см; квадратных – 42х42х9 см и клинчатых – основание –28 и 36 см, высота 48,5-49 см и толщина 8,5-9 см. Точное время строительства пока не установлено. По словам географа Х в. Истахри, строительство было связано с возведением городской стены Афрасиаба. «Дело в том, – пишет Истахри, – что вокруг города есть ров, сделавшийся глубоким потому, что глина его употреблена на постройку стен города: и остался вокруг города большой ров, и явилась необходимость в плотине среди этого рва, чтобы вода по ней текла в город». Время возведения внешней стены Афрасиаба археологи датируют серединой VIII – первой половиной IX вв.


Поскольку головное водопроводное сооружение канала Джуи-Арзис играло исключительно важную роль в водоснабжении раннесредневекового Самарканда, местные правители уделяли ему особое внимание. В Х в. доходы от земельных участков, расположенных по берегам Джуи-Арзиса в местности Сари-Так, были предназначены на поддержание свинцового акведука с эстакадой; вероятно, по особому поручению городской администрации работы по исправлению этого ирригационного сооружения были возложены как натуральная повинность на самаркандских огнепоклонников, которые за это были освобождены от подушной подати. По словам Истахри, надсмотрщики были обязаны охранять сооружение круглый год.


ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

VII часть


    Средневековый канал, как и древний, разветвлялся в основном на три главных отвода: центральный, западный и восточный. Раскопки, заложенные по ложу центрального русла, показали, что средневековый канал был проведен по правой части ложа древнего канала, потому что восточный берег древнего канала служил правым берегом нового. Во время проведения средневекового канала западная часть древнего русла была заполнена землей и по ней проложена дорога шириной 4 м.


Очевидно, в период арабского завоевания и народных восстаний в Согде в VIII в. канал сильно обмелел, повысился уровень его дна, ибо в это время ирригационной системе не уделялось надлежащего внимания. Первоначальная ширина нового канала достигала 3 м, глубина 1,5 м, впоследствии ширина канала сузилась до 2 м вверху и 80 см внизу у дна. Средневековый городской канал Афрасиаба имел два периода существования и функционировал вплоть до разрушения головного водопроводного сооружения Джуи-Арзис в результате нашествия Чингиз-хана в 1220 г.


Несомненно, на протяжении всего времени функционирования главных русел средневекового канала от них отходило несколько более мелких оросителей, по которым иногда с помощью керамических труб (кубуров), часто находимых при раскопках на незначительной глубине, вода поступала чуть ли не в каждый дом и ремесленные мастерские средневекового Самарканда. Об этом свидетельствует сообщение Ибн Хаукаля: в Самарканде «за небольшим исключением нет ни одной улицы и ни одной усадьбы, где бы не было проточной воды, и лишь при немногих домах нет сада». На наиболее возвышенные места Афрасиаба вода подавалась путем водоподъемных устройств – чигиров (колесо с лопастями, вращающееся водотоком), что подтверждает обнаруженная по южному руслу городского отвода примерно в 150 м западнее ансамбля Шахи-Зинда чигирная яма, выложенная по краям рваным камнем.


Кроме проточной воды население пользовалось водой из колодцев. На территории Афрасиаба обнаружено несколько колодцев, отверстия которых были прикрыты каменными плитами, а жерла на глубине 2-2,5 м тщательно обложены жженым кирпичом на известковом растворе. По описанию В.Л.Вяткина, устройство одного из колодцев было весьма оригинальным. «Он представляет спускающийся под откосом градусов в 35 коридор, – пишет В.Л.Вяткин, – вырытый в земле в виде полуциркульного свода, высотою в рост человека и при ширине несколько меньше метра, так что в нем мог двигаться человек, неся по кувшину в руках. Оканчивается коридор на глубине 42 м сводчатым юртообразным помещением с ямкой посредине пола, наполненной ключевой водой. В полукоридоре сделаны ступеньки, в стенах – ниши с сиденьями для отдыха. Стены в нишах покрыты копотью от свечей или чирагов». Своей конструкцией это водное сооружение напоминает куполообразные сооружения «сардобы», широко распространенные на караванных путях Средней Азии и «Авдани» – Азербайджана.

ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

VIII часть


    В водоснабжении и орошении Самарканда и его окрестностей особую роль играла водозаборная плотина в головной части канала Даргом, расположенная в местности Варгсар. В Х в. надзор за плотиной Варгсар был введен как натуральная повинность жителям Варгсара, освобожденным за это от хараджа. По данным, приводимым в «Кандийе», население Варгсара насчитывало 40 тысяч человек.

В стратегическом отношении плотина имела огромное значение, ибо, овладев ею, можно было лишить Самарканд воды. Поэтому местность Варгсар еще в раннем средневековье была превращена в мощную крепость, обведенную двойным кольцом стены, остатки которой частично сохранились до наших дней. Длина крепости составляла примерно 600 м, ширина 300 м. Эта крепость имела большое значение, во-первых, как наблюдательный пункт, откуда постоянно велось наблюдение за состоянием Даргомской плотины при разливах Зеравшана и, во-вторых, как оборонительный пункт, защищающий плотину от разрушения иноземными захватчиками. Древние правители Согда постоянно держали в крепости крупные военные силы. По данным Насафи, в Варгсаре находилось сильное войско в количестве четырех тысяч конных и двенадцати тысяч пеших воинов – «газиев».


Иноземные захватчики и местные феодалы, преследуя корыстные цели, не раз пытались разрушить плотину Варгсара.

Так, по данным Абу Джаффара, Мухаммеда ибн Джарира ат-Табари, в 721 г., когда поднялось антихалифатское восстание согдийцев, наместник Хорасана Саид Хусейн (720-721) пытался закрыть «голову» Даргома в Варгсаре, чтобы лишить воды жителей Самарканда и его окрестностей. Однако согдийцы стойко защищали Варгсар. Другой наместник Хорасана Асад ибн Абдуллах (735-739), предприняв в 736 г. для подавления антиомейядского движения в Мавераннахре поход на Самарканд и не сумев овладеть им, решил лишить население города воды, перекрыв плотину Варгсар. По словам Табари, Асад лично участвовал в работах. Однако и на этот раз халифатскому наместнику Хорасана не удалось лишить согдийцев воды и овладеть Самаркандом.


Таким образом, в средневековье, вплоть до разрушения Самарканда Чингиз-ханом город и его окрестности орошались водами Зеравшана при посредстве Даргомской ирригационной системы. Вероятно, одной из важных причин не возрождения жизни на Афрасиабе после нашествия монголов и послужило разрушение свинцового акведука, ибо восстановление этого сооружения было не под силу опустошенному и разграбленному Самарканду.


ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

IX часть


     После разрушения свинцово-водопроводного акведука Джуи-Арзис в результате нашествия  на Самарканд в 1220 г. Чингиз-хана город был лишен воды, и древняя система водоснабжения Афрасиаба вскоре окончательно высохла. Хотя жизнь на Афрасиабе вымерла, Самарканд не прекратил своего существования. Спустя некоторое время на территории предместья, расположенного к югу от Афрасиаба, город заново отстроился. Правда, в предместье городская жизнь кипела еще в X-XII вв.

Во второй половине XIV в. и в первой половине XV в. Самарканд превратился в один из богатейших и благоустроенных  городов не только Средней Азии, но и всего Востока.  В связи с организацией новых селений и строительством дворцов сооружались оросительные каналы и исправлялись старые заброшенные системы.



Возможно, что именно в этот период для орошения южной и юго-восточной частей предгорной полосы Самаркандского оазиса в местности Раватходжа из реки Зеравшан были проведены каналы Аббас и Караунас, которые оканчивались у построенного Тимуром (Тамерланом) селения Миср. В XVII-XVIII вв. в период правления династий Аштарханидов и первых Мангитов канал Аббас назывался Джуи-Нав. Впоследствии он стал называться Янгиарык, а Караунас – Казанарык.

Самарканд и его окрестности, как и в предыдущие периоды, получал воду из канала Даргом. По описанию автора сочинения «Самария» Абу Тахир-ходжи, воды из Даргома расходовались как в пригородах, так и внутри Самарканда. В Ангорском и Шавдарском туменах (районах) «самаркандские сады и поля были зелены благодаря этому каналу».


Главная ирригационная магистраль, снабжавшая водой городские отводы, называлась Шавдаром, она была выведена из Даргома. Голова магистрали находилась в местности Кесканджар, на расстоянии 4,5 км ниже кишлака Джума-Базар. На протяжении 6-7 км Шавдар проходил по глубокому оврагу с высокими берегами, постепенно снижающимися по течению. На расстоянии 20 км от Шавдара отходили каналы Даштак и Мазар, непосредственно орошавшие Самарканд и его ближайшие окрестности.


Даштак снабжался водой при помощи водонапорной плотины, устроенной поперек Шавдара. В верхней части Даштак проходил рядом с отводом Мазар, отделяясь от него земляной дамбой, затем через кишлак Даштак разветвлялся на более мелкие оросители, причем два из них проходили через арык Каварзар по двум желобам, устроенным в кишлаках Ражаб-амин и Кафтархана. Даштак в основном орошал местности, прилегающие к Самарканду с юго-восточной стороны.

Из канала Мазар отходили: в левую сторону Маздахинили Навбахчиян, а в правую – Шаар-арык. Из последнего были выведены городские отводы Арк-арык, Каваля-арык и Мульян-арык, орошавшие не только Самарканд, но и прилегающие к нему с южной стороны пригородные районы.


Самарканд и прилегающие к нему местности орошались также из канала Обирахмат, выведенного из Сиаба. «Сиаб берет начало из многих бьющих из земли ключей, – пишет Абу Тахир-ходжа, – и течет по местности Кани-гил, где одна часть его впадает в Зеравшан, а другая разделяется на две ветви. Из них одна – канал Обирахмат орошает сады к северу от Самарканда: Мотируд, Баги-Баланд и Баги-Майдан». В XVI в. Обирахмат и орошаемая им местность называлась Накши Джехан по имени сада Улугбека (внук Тамерлана), расположенного за построенной им обсерваторией.



ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ – X часть


    Следует отметить, что благодаря топографическим условиям местности на протяжении многих веков ирригационная система, снабжавшая водой Самарканд, почти не изменялась. Об этом свидетельствуют данные, относящиеся к разным периодам истории Самарканда. Например, по словам китайского путешественника – Чан-Чуня, побывавшего в Самарканде в 1221 г., т.е. после взятия его Чингиз-ханом, город орошался тогда двумя отводами. Такой же была система орошения и в период правления Тимура и Тимуридов.
В город вода с юга входила в двух местах – у ворот Ходжа Ахрара, называвшихся в то время Каризгох, и у ворот Сузангарон. Каризгохский отвод впоследствии стал называться Ходжа-арыком, ибо он протекал у Ходжаахрарских ворот, а также Арк-арыком по имени цитадели Самарканда (арк). Сузангаронский отвод проходил через весь город и назывался Шаар-арыком, т.е. городским каналом. Несомненно, что эти два отвода разветвлялись на более мелкие оросители, которые в свою очередь наполняли водой многочисленные хаузы-резервуары. Городские каналы местами проходили через крытые водоотводные галереи – оби-мури, выложенные из жженого кирпича. Одна из таких галерей была сооружена у входа в город русла Арк-арыка и в северо-восточной части цитадели проходила в сторону квартала Гатфар.
В водоснабжении Самарканда большую роль играли также глубокие логи, образовавшиеся родниковыми водотоками Чашма-Сиаба, Новадона и Обимашхада. Эти логи использовались как водосборные коллекторы и дренажи. Сбросные и сточные воды со всех городских отводов через логи выбрасывались в Сиаб.
Водоснабжение в Самарканде регулировалось особой водной администрацией, назначаемой местным правителем. В Самарканде водная администрация состояла из главного городского мираба – мираби шахр, распределителя воды канала Шавдар, и двадцати джуйбанов – надсмотрщиков городских оросителей. В их обязанность входили пропуск воды в город и наблюдение за отводами, орошающими Шавдарский и Ангорский тумены. Согласно установленной очереди, вода между отдельными отводами распределялась под надзором мираба по Шавдарской ирригационной системе. В вегетационный период город получал воду ежедневно в первой половине дня. В это время, за исключением каналов Джуи-Чукур и Каварзор, все отводы по каналу Шавдар, начиная от его головы до вододелителя каналов Даштак и Мазар, закрывались. Городской мираб и джуйбаны-надсмотрщики за свой труд получали по две таньги с коша с 480 кошей земли Шавдарского и Ангорского туменов мирабану – сбор в пользу мирабов.

ВОДОСНАБЖЕНИЕ САМАРКАНДА В ПЕРИОД РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

XI часть


    В орошении левобережной части Самаркандского оазиса, в том числе и Самарканда, как и раньше, большое значение имела плотина, возводимая в голове каналов Даргом, Янги и Казан, в местности Раватходжа. О содержании ее в порядке проявляли особую заботу самаркандские правители и население Шавдарского и Ангорского туменей. Из источников мы узнаем, что иногда правители Самарканда или Бухары сами участвовали в восстановлении Даргомской плотины, возглавляя работу. Например, по сообщению Хафиза Таныша (XVI в.) – автора исторического сочинения «Абдулла-намэ» – в 1556 г. для исправления плотины в Раватходжу прибыл правитель Самарканда Науруз Ахмедхан. В 1753 г. Даргомскую плотину исправлял бухарский владетель Рахим-бий. Важнее всего для правителей Самарканда было удержать в своих руках Раватходжу и головные сооружения Даргома, особенно в период феодальных смут и нашествия иноземных захватчиков, ибо эта местность, как отмечалось выше, имела важное стратегическое значение в качестве основного подступа к Самарканду. Поэтому правители Самарканда держали здесь крупные военные силы. При Бабуре в крепости Раватходжа жил даруга – военачальник Шавдарского тумена.


Следует отметить, что на ирригационную систему Самарканда, особенно на головное водозаборное сооружение Даргома, ежегодно затрачивалось большое количество рабочей силы, строительных материалов. В средние века все хозяйственные работы, в том числе вывод воды из реки и распределение ее между водоотводными каналами, осуществлялись при участии почти всех водопользователей. Одна из крупных ирригационных систем Самаркандского оазиса – Даргомская – состояла из 112 отводов с головной водозаборной плотиной Варгсар и многочисленными водонапорными сооружениями (банд), а также вододелителями (кунда) и водосборами (ништак). Головная система Даргома, расположенная в русле реки Зеравшан, у местности Раватходжа, представляла собой барьер длиной 5-7 км, сложенный из мелкого леса, хвороста, соломы, камней и дерна. Однако эта плотина часто разрушалась весенними и летними наводнениями. Бывали годы, когда разливы Зеравшана уносили ее полностью, размывая до основания. Иногда по несколько раз в год вода разрушала Даргомскую плотину, и каждый раз ее ремонтировали или восстанавливали заново. В такие периоды посевы месяцами оставались без полива. Поэтому не зря самаркандцы называют Даргом Дарди-гамом, т.е. горечью и печалью.


Для выполнения работ по исправлению этого сооружения водопользователи Даргомской ирригационной системы ежегодно весной выставляли по два человека с коша земли (всего 856 мардикеров) сроком на 15 дней с необходимым количеством транспорта и строительных материалов. Например, по данным архивных документов, в 1914 г. на исправлении Даргомской плотины было отработано 12 896 дней 1436 рабочими, израсходовано 53 837 снопов хвороста и 13 837 снопов соломы.


После присоединения Самарканда к России значение Даргомской плотины возросло еще более. Для урегулирования водораспределения между Самаркандской и Бухарской частями долины Зеравшана в 1913-1917 гг. на месте плотины был сооружен Раватходжинский вододелитель. Это было первое сооружение инженерного типа в Средней Азии. Длина его равнялась 178,8 м, он имел пять водосливных отверстий, разделенных бетонными быками толщиной 2 м. С правой стороны к плотине была пристроена струенаправляющая дамба длиной 1785 м, выполненная из рваного камня. Плотина вместе с регуляторами была рассчитана на пропуск максимального расхода воды 600 кубометров в секунду. На это сооружение было израсходовано свыше 700 тыс. рублей. В 1921 г. в результате паводка вододелитель был разрушен.


Материал составлен по первоисточникам –

Андреевой Н.М.

Самарканд


НАШ АДРЕС В РОСИИ

НАШ АДРЕС В УЗБЕКИСТАНЕ

ВИДЕОГАЛЕРЕЯ

© 2006-2017. OOO "LUXURY TOUR". Все права защищены

УСЛУГИ ЛИЦЕНЗИРОВАНЫ № Т-0005